Константин Никифоров. «Ахиллесова пята» китайской экономики

Официальный представитель МИД КНР Хуа Чуньин неделю назад прокомментировала  обвинения США в адрес китайской стороны о "хищениях интеллектуальной собственности"

http://russian.news.cn/2018-07/14/c_137322694.htm
"Официальный представитель МИД КНР Хуа Чуньин сообщила, что, согласно цифрам и фактам, Китай уже стал самостоятельно создающей интеллектуальную собственность крупной державой. В то же время она заявила, что инновации и интеллектуальная собственность должны служить прогрессу и благополучию всего человечества, а не превращаться в инструмент США для подавления развития в других странах, поддержания собственных эгоистичных интересов.
 На состоявшемся брифинге для журналистов ее спросили: Офис торгового представителя США 10 июля опубликовал "Заявление по расследованию на основании 301-й статьи /американского закона о торговле 1974 года/", в котором китайская сторона обвиняется в "хищении интеллектуальной собственности". Каковы комментарии китайской стороны по этому поводу? 
Хуа Чуньин отметила, что "в последние несколько месяцев американская сторона постоянно обвиняет китайскую сторону в хищении интеллектуальной собственности, но до сих пор не предоставила весомых доказательств". По ее словам, количество принятых Китаем к рассмотрению патентных заявок на основе Договора о патентной кооперации уступает лишь США и по этому показателю находится на втором месте в мире. Согласно опубликованному Всемирной организацией интеллектуальной собственности в декабре 2017 года докладу "Мировые показатели деятельности в области интеллектуальной собственности", количество принятых к рассмотрению Государственным управлением по делам интеллектуальной собственности КНР заявок на патентование изобретений превысило 1,3 млн, что седьмой год подряд соответствует первому месту в мире. "Все это подтверждает, что Китай уже стал самостоятельно создающей интеллектуальную собственность крупной державой", -- сказала она. В то же время в прошлом году расходы Китая на оплату использования зарубежной интеллектуальной собственности достигли 28,6 млрд долларов США, отрицательное сальдо превысило 20 млрд долларов США. В том числе расходы на использование интеллектуальной собственности США по сравнению с позапрошлым годом возросли на 14 проц. "Эти цифры и факты с одной из сторон нанесли сильный ответный удар по безосновательным обвинениям американской стороны о якобы хищениях интеллектуальной собственности Китаем, подтвердив, что настрой Китая на уважение и защиту интеллектуальной собственности является добросовестным, а действия эффективными", - подчеркнула Хуа Чуньин." ( конец цитаты).

Не смотря на бодрые заявления, надо констатировать, что Китай отставал и до сих пор отстает ( это косвенно  и признается в заявлении) в разработках новых технологий. Хотя бы в силу того исторического пути, который прошли китайцы. Они классно могут  доводить до совершенства  что угодно, но не создавать  принципиально новое. Кроме пороха и бумаги кто-нибудь может назвать их прорывные технологии?

США прекрасно знают об этой "ахиллесовой пяте" китайской экономики. В нее и бьют, чтобы  остановить взлет Китая

https://www.dw.com/ru/%D0%BD%D0%B5%D0%BC%D0%B5%D1%86%D0%BA%D0%B8%D0%B5-%D1%81%D0%BC%D0%B8-%D1%86%D0%B5%D0%BB%D1%8C-%D1%82%D0%BE%D1%80%D0%B3%D0%BE%D0%B2%D0%BE%D0%B9-%D0%B2%D0%BE%D0%B9%D0%BD%D1%8B-%D1%82%D1%80%D0%B0%D0%BC%D0%BF%D0%B0-%D0%BE%D1%81%D1%82%D0%B0%D0%BD%D0%BE%D0%B2%D0%B8%D1%82%D1%8C-%D0%B2%D0%B7%D0%BB%D0%B5%D1%82-%D0%BA%D0%B8%D1%82%D0%B0%D1%8F/a-43253607
"США хотят перекрыть КНР доступ к своим технологиям, считают немецкие СМИ. Дональд Трамп попытается привлечь на свою сторону ЕС, а при личной встрече, возможно, и Владимира Путина.
(...)"Битва за инновации"

СМИ всего мира говорят о разгорающейся между США и Китаем торговой войне. "Это не торговая война", - возражает топ-менеджер Йорг Вуттке (Jörg Wuttke), один из ведущих немецких специалистов по экономике и политике Китая. Он полтора десятилетия руководил в Пекине сначала германской, а затем европейской торговыми палатами, а до этого возглавлял в КНР филиалы сначала швейцарской фирмы ABB, а затем немецкого концерна BASF.

"Цель Трампа не в том, чтобы силой добиться доступа к китайскому рынку. Он стремится к тому, чтобы Китай больше не получал высоких технологий", - считает Йорг Вуттке, слова которого растиражировали многие немецкие СМИ. Эксперт убежден, что на наших глазах разворачивается нечто гораздо большее, чем обычная торговая война за рынки сбыта: "Это война за хай-тек, это битва за инновации".    

В этом же убежден и корреспондент немецкой газеты Frankfurter Allgemeine Zeitung (FAZ) в Шанхае Хендрик Анкенбранд (Hendrik Ankenbrand). "Трамп хочет перекрыть Китаю доступ к технологиям и инновационному потенциалу Америки", - подчеркивает журналист и напоминает, что "приобретение и даже воровство иностранных технологий лежали в основе китайского процесса реформ". 
Президент США считает, что "превращение Китая в технологическую сверхдержаву угрожает безопасности Соединенных Штатов", отмечает журналист. Поэтому Дональд Трамп намерен не только лишить "набирающего силу конкурента Америки, быстро догоняющего ее в таких индустриальных отраслях будущего, как самоуправляемые автомобили", возможности приобретать в США технологии, необходимые ему для дальнейшего роста. 
Одновременно Трамп стремится предотвратить ситуацию, когда Китай у себя в стране использует вопрос о доступе к рынку "для шантажа американских концернов с целью заставить их передавать свои технические знания управляемым из Пекина предприятиям", считает корреспондент FAZ. Иными словами, Трамп, по сути дела, стремится нанести удар ни много, ни мало по нынешней китайской модели экономического развития.

 Информационное агентство DPAв своем аналитическом обзоре характеризует эту разработанную лидером КНР Си Цзиньпином модель развития так: "Как и Трамп, Си Цзиньпин является экономическим националистом. Его стратегия - Made in China 2025, согласно которой инновации и высокие технологии субсидируются в Китае государством и, в крайнем случае скупаются за рубежом, является своего рода зеркальным отражением политики Трампа - America First.
В своих публичных выступлениях Си Цзиньпин, продолжает DPA, любит изображать из себя сторонника свободной торговли и заверяет о своем намерении открыть китайский рынок, однако "иностранные предприятия в Китае этого чего-то не чувствуют".

"Мировой экономике грозит крупномасштабный конфликт"
"Китай хочет до 2025 года отбить у Запада технологическое лидерство, причем всеми средствами, в том числе и нечестными", - констатирует немецкий еженедельник Focus и задается вопросом: "Имеет ли в такой ситуации президент США Дональд Трамп право защищаться при помощи штрафных пошлин и санкций?".

Прямого ответа на этот риторический вопрос журнал не дает, однако из текста становится ясно, что пять авторов статьи относятся к действиям Трампа, по меньшей мере, с пониманием. Об этом, в частности, свидетельствует фраза "вера в обещание Китая открыть свой рынок утрачена" или указание на "такие недружественные методы Китая", как требование к западным компаниям из ведущих технологических отраслей (автомобилестроение, информационные технологии) непременно создавать совместные предприятия с китайскими фирмами" ( конец цитаты).

Правительство ФРГ, похоже, стало брать пример с Трампа, пытающегося остановить экспансию КНР: Берлин начал перекрывать Китаю доступ к немецким технологиям

https://www.dw.com/ru/%D0%B1%D0%B5%D1%80%D0%BB%D0%B8%D0%BD-%D0%BD%D0%B0%D1%87%D0%B0%D0%BB-%D0%BF%D0%B5%D1%80%D0%B5%D0%BA%D1%80%D1%8B%D0%B2%D0%B0%D1%82%D1%8C-%D0%BA%D0%B8%D1%82%D0%B0%D1%8E-%D0%B4%D0%BE%D1%81%D1%82%D1%83%D0%BF-%D0%BA-%D0%BD%D0%B5%D0%BC%D0%B5%D1%86%D0%BA%D0%B8%D0%BC-%D1%82%D0%B5%D1%85%D0%BD%D0%BE%D0%BB%D0%BE%D0%B3%D0%B8%D1%8F%D0%BC/a-44905728

  " Китайские бумажные драконы в Берлине 
В одном случае Берлин провел хитроумную финансовую операцию, вдругом - заблаговременно устроил утечку информации о предстоящем вето, что заставило потенциального покупателя отозвать оферту. В результате правительство ФРГ дважды в течение недели - в пятницу 27 июля и в среду 1 августа - предотвратило покупку китайскими инвесторами активов в Германии. Столь решительные и жесткие меры против компаний из КНР канцлер Ангела Меркель (Angela Merkel) и ее министры никогда еще не предпринимали. Это, похоже, уже не просто демарш, а смена курса.

До истории с Kuka приход китайского капитала приветствовался.
До недавнего времени в Германии к приходящим с деньгами китайским фирмам относились почти как к любым другим иностранным инвесторам - благосклонно, ведь они закачивают капитал в национальную экономику, обеспечивают рабочими местами жителей страны и платят налоги в казну. Некоторое беспокойство вызывало разве что-то обстоятельство, что покупателями немецких фабрик чаще всего оказывались либо государственные китайские предприятия, либо особенно близкие к властям в Пекине частные компании.
Однако по мере того, как китайские инвесторы из года в год целенаправленно скупали в ФРГ высокоспециализированные фирмы, разрабатывающие технологии на наиболее перспективных направлениях развития мировой экономики, становилось все более очевидным, что речь тут идет не об обычных бизнес-решениях, а о последовательной реализации стратегических государственных планов Китая. Ведь правящая там коммунистическая партия открыто заявила о своей амбициозной цели - уже к 2025 году вывести Китай в группу мировых лидеров по целому ряду ключевых высоких технологий.

Например, в области робототехники. Когда летом 2016 года китайский производитель бытовой техники Midea объявил о намерении купить специалиста по промышленным роботам Kuka, это впервые вызвало в Германии по-настоящему мощную волну критики продажи немецких активов фирмам из Китая. Многочисленные противники сделки указывали, что нельзя отдавать в Азию контроль над успешным разработчиком технологий для "Индустрии 4.0", на которую немецкая экономика как раз сделала ставку. Тем более, что Пекин немецких инвесторов в КНР серьезно ограничивает.

Китайский шопинг-тур в Германии шел по нарастающей

В свою очередь, сторонники сделки аргументировали, что в Германии - свободная рыночная экономика, что нельзя отпугивать иностранных инвесторов государственным вмешательством и подавать плохой пример правительствам других стран (в которых, в свою очередь, хотят инвестировать немецкие фирмы) и что переход под контроль китайцев обеспечит Kuka режим наибольшего благоприятствования на гигантском рынке Китая.

В конце концов, правительство ФРГ не стало препятствовать сделке, однако летом 2017 года издало распоряжение, усложняющее продажу  стратегически важных фирм покупателям из стран, не входящих в Евросоюз.
 Тем не менее, по итогам прошлого года китайские инвесторы, превзойдя показатели весьма "урожайного" 2016 года, вновь установили рекорд по инвестициям в немецкие активы, вложив в них, по подсчетам консалтинговой компании Ernst & Young, 13,7 миллиарда долларов.

И вот теперь, летом 2018 года, китайский шопинг-тур в Германии вдруг резко прервался. Началось все с попытки государственного концерна State Grid Corporation of China (SGCC) стать совладельцем компании 50 Hertz - одного из крупнейших операторов немецких линий электропередачи. У этой фирмы - 10 тысяч километров ЛЭП, доставляющих электроэнергию 18 миллионам жителей ФРГ. А в скором будущем ей предстоит сыграть одну из ключевых ролей при переброске больших объемов "зеленой энергии" из действующих и строящихся на севере страны морских ветропарков к промышленным потребителям в южных федеральных землях.

Неоднозначная реакция на операцию с акциями 50 Hertz
К концу 2017 года 60 процентов компании 50 Hertz принадлежали бельгийскому оператору электросетей Elia, 40 процентов - австралийскому фонду инфраструктурных инвестиций IFM. В начале этого года австралийцы выставили на продажу 20 процентов, и китайский SGCC уже тогда попытался купить этот пакет, однако его приобрели бельгийцы. Летом IFM решил продать оставшиеся 20 процентов, китайцы предложили почти 1миллиард евро, а у Elia таких ликвидных средств уже не оказалось.

И тогда правительство ФРГ вместе с бельгийцами провернуло 27 июля заранее спланированную операцию: Elia, воспользовавшись преимущественным правом на приобретение австралийского пакета, формально его купила, а затем тут же продала действовавшему по указанию из Берлина немецкому государственному банку KfW.
По сути дела это - частичная национализация 50 Hertz, и в деловых кругах и некоторых СМИ ФРГ сразу же раздалась критика в адрес правительства, хотя оно и заявило, что речь идет всего лишь о временном решении и пакет в перспективе будет перепродан частному инвестору. "Стране, зависящей от экспорта так, как Германия, не стоило бы поддаваться соблазну протекционистских мер", - написала, к примеру, газета Stuttgarter Nachrichten.

Однако другая часть деловых кругов и СМИ решительно поддержала действия правительства. Так, Die Welt напомнила, что 20-процентный пакет дал бы SGCC право претендовать на место в наблюдательном совете компании 50 Hertz и тем самым получить доступ к "чрезвычайно чувствительной информации". "Неужели мы хотим, - задалась газета риторическим вопросом, - чтобы китайское государство знало, как немецкие электрические сети защищены от перебоев или нападений извне и в каких местах они уязвимы?".

Leifeld: угроза вето заставила отозвать оферту

Таким образом, речь в Германии пошла уже не только о предотвращении скупки китайцами немецких технологий, но и об обеспечении национальной безопасности. И те, и другие соображения побудили Берлин сорвать еще одну сделку с китайским участием: приобретение компанией Yantai Taihai Group станкостроительной фирмы Leifeld Metal Spinning из города Алена. Утром 1 августа стало известно, что инвестор из Китая отозвал свою оферту.

Этому предшествовала целенаправленная утечка информации о том, что правительство Германии на своем очередном заседании в эту среду намерено наложить вето на продажу Leifeld китайцам, впервые прибегнув к изданному в 2017 году новому распоряжению о контроле над внешнеэкономической деятельностью. На основании этих сообщений (и, возможно, конфиденциальной информации по дипломатическим каналам) группа Yantai Taihai приняла решение, не дожидаясь формального "нет", отказаться от своих планов. Тем не менее, правительство, как стало известно после завершения заседания, "на всякий случай" все же приняло формальное решение заблокировать продажу Leifeld.
Ответ на вопрос, с чего это вдруг в повестку дня заседания кабинета министров ФРГ включается вопрос о предприятии, насчитывающем всего-то около 200 сотрудников, достаточно очевиден. Фирма Leifeld, имеющая, кстати, дочерние фирмы в США, Китае и представительство в России (в Москве), является одним из мировых лидеров в области сверхтвердых материалов, а они применяются как в аэрокосмической, так и в ядерной сферах.

В министерстве экономики ФРГ вопрос о Leifeld изучался несколько месяцев. Так что вполне возможно, что 9 июля, когда Ангела Меркель принимала в Берлине премьера Государственного совета КНР Ли Кэцяна, принципиальное решение запретить сделку уже было принято. Во всяком случае, на этой встрече, к которой было приурочено подписание 22 германо-китайских соглашений о сотрудничестве, прежде всего, в области технологий будущего, канцлер недвусмысленно критиковала ограничения для немецких инвесторов в Китае, хотя и отмечала очевидные позитивные сдвиги.

Некоторые немецкие СМИ провели параллели между последними действиями правительства Ангелы Меркель в отношении китайских инвесторов и протекционизмом Дональда Трампа, который свои пошлины на импортную сталь, к примеру, тоже оправдывает соображениями национальной безопасности. Однако те же самые СМИ нынешней весной со ссылкой на немецких специалистов по США и КНР много писали о том, что за объявленной американским президентом Пекину торговой войной кроется нечто гораздо большее, чем стремление просто выровнять торговый баланс, а именно: попытка перекрыть китайским фирмам доступ к высоким технологиям, чтобы помешать Китаю обогнать Запад и превратиться в технологическую сверхдержаву.   

Кто знает, может быть, после нескольких разговоров с глазу на глаз с Дональдом Трампом Ангела Меркель стала более внимательно присматриваться к стремлению коммунистического Китая воспользоваться инвестиционной открытостью либеральных западных стран и пришла к выводу о необходимости, говоря словами Die Welt, "сделать рыночную экономику более обороноспособной" ( конец цитаты).

Такой разворот тем более интересен, что буквально за месяц до этого Германия и Китай подписали соглашения по технологиям будущего

https://www.dw.com/ru/%D0%B3%D0%B5%D1%80%D0%BC%D0%B0%D0%BD%D0%B8%D1%8F-%D0%B8-%D0%BA%D0%B8%D1%82%D0%B0%D0%B9-%D0%BF%D0%BE%D0%B4%D0%BF%D0%B8%D1%81%D0%B0%D0%BB%D0%B8-%D1%81%D0%BE%D0%B3%D0%BB%D0%B0%D1%88%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D1%8F-%D0%BF%D0%BE-%D1%82%D0%B5%D1%85%D0%BD%D0%BE%D0%BB%D0%BE%D0%B3%D0%B8%D1%8F%D0%BC-%D0%B1%D1%83%D0%B4%D1%83%D1%89%D0%B5%D0%B3%D0%BE/a-44591477
"В ходе визита премьера Госсовета КНР в Германию было подписано более двадцати важных экономических соглашений.

"Германия и Китай демонстративно выступили за свободную торговлю и предостерегли от опасности протекционизма. Федеральный канцлер Германии Ангела Меркель (Angela Merkel) заявила в Берлине в понедельник, 9 июля, на встрече с премьером Государственного совета КНР Ли Кэцяном о заинтересованности в многосторонней торговой системе с отрытым и свободным доступом. Ее партнер по переговорам заявил о борьбе с "вновь расцветшими силами", выступающими за протекционизм в торговле.

Меркель подвергла критике и Пекин за трудности в доступе к китайскому рынку. Вместе с тем она подчеркнула, что заявления Китая об открытии своих рынков носят не декларативный характер, а подкреплены конкретными делами. Канцлер похвалила открытие для немецких инвесторов китайского финансового рынка, новые возможности работы немецких фирм, прежде всего автоконцернов, в китайской экономике

Премьер Госсовета вместе с многочисленными министрами принял участие в пятых межправительственных германо-китайских консультациях. В ходе переговоров в Берлине было подписано 22 соглашения, прежде всего, в области технологий будущего. "Мы провели интенсивную работу", - указала Меркель, приведя в качестве примеров планируемого сотрудничества проекты по разработке автомобилей с автономным управлением и строительство в Тюрингии китайской фабрики по производству аккумуляторных батарей для электромобилей - первого предприятия подобного рода в Европе.

В числе других важных соглашений - решения о стратегической кооперации немецкого машиностроительного концерна Voith  и китайской железнодорожной корпорации CRRC, производителя программного обеспечения для предприятий SAP и одним из крупнейших частных предприятий розничной торговли в Китае Suning Commerce Group, а также о разработке газовой турбины повышенной мощности между Siemens и китайской State Pover Investment" ( конец цитаты).

То ли Трамп весьма убедителен, то ли в Берлине что- то узнали ( почувствовали?) в отношении Пекина?