ВОВ

Чем опасен прецедент не только с передачей Курил, но и с содержательным обсуждением этой темы в информационном пространстве?
«Нет дыма без огня», — эта пословица, которая, как утверждает Анатолий Кошкин (а ему виднее), имеет хождение и в Японии, увы, относится не только к Курилам. И не только к провокационному поведению японского премьера Синдзо Абэ, из которого следует, что вопрос о передаче Токио столь вожделенных ему «северных территорий» будто бы уже решен. Есть ряд настораживающих факторов как внешней, так и внутренней политики, которые располагают к тому, чтобы посмотреть на общую геополитическую ситуацию, в которой оказалась наша страна со стартом пенсионной экспроприации, несколько шире, как говорится, «в комплексе».

Проект закона «О запрете передачи Курил Японии» - отвлекающий манёвр.
Пользы от него в краткосрочной перспективе предстоящих важнейших 10 дней – ноль.
Посвящается тем, кто на радостях «воткнул штык в землю» и побежал домой праздновать!
Опомнитесь! Возвращайтесь в строй!
Вы - не победители, вы пока дезертиры!
Публикации В. Фёдорова, получившая в первый же день множество репостов (29), при первом прочтении обрадовала, но при повторном вызвала досаду из-за выявленной ошибки. Фраза автора выделена жёлтым цветом, приведена ниже в кавычках:
« Проектом закона фактически налагается вето на подготовку любых правовых актов об отторжении островов от нашей страны…».
Первоначальное восприятие было следующее: «Ну, наконец-то! Дума проснулась. Юристы - патриоты сумели воздвигнуть юридическую преграду на самой возможности преступной сделки 14 и 21 января 2019 года с Абэ по Курилам. Народные сходы на Курилах и Сахалине пройдут теперь без столкновений с наймитами. То же самое в других городах.
Ан нет. Проект закона – это не закон.

Таков закономерный маршрут либерального ликвидаторства
Пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков, чутко реагируя на шок, испытанный общественностью от сингапурских «договоренностей» российского и японского лидеров, выступил с рядом заявлений, призванных разрядить сгущающуюся общественную напряженность вокруг «Курильского вопроса». Однако, на мой взгляд, Песков своей цели не достиг.
И на самом деле проделал он это все настолько неуклюже, что только усугубил ситуацию, породив дополнительные подозрения в том, что власть собирается «обменять» часть Курильской гряды или всю ее целиком на некие совершенно непрозрачные и непонятно кому адресованные преференции.

Песков заявил, что тема Курил нуждается в «компромиссе», и на этом выстроил всю последующую логику, не обращая внимания на ее изначальную несостоятельность. При этом сделал вид, будто не видит, что тезис о «компромиссе» является ущербным ввиду того, что не может быть равноправного компромисса между победителем и побежденным. И единственно возможной формой компромисса страны, разгромившей своего противника в кровопролитной войне, является акт о безоговорочной капитуляции побежденной стороны, который Япония подписала в сентябре 1945 года.

И не напомнить ли Токио, что акт его безоговорочной капитуляции никто не отменял?
О непрозрачности сингапурских переговоров по Курилам Владимира Путина и Синдзо Абэ сказано уже многое. И весьма убедительно, хотя совершенно очевидно, что никаких разъяснений общественность не получит, и что чем больше будет в этой ситуации тумана, тем выше вероятность, что «дело» постараются обтяпать за спиной этой самой общественности.
Скажут: поскольку это прерогатива президента, то он как гарант Конституции никогда не пойдет на то, чтобы проигнорировать волю народа, а социологические опросы по судьбе Курил уже проводились и дали однозначный результат. В соответствии с этим результатом, народ, как единственный источник власти, категорически против передачи и/или торговли территориями, особенно Курильской грядой, судьба которой является показательным символом неизбежного возмездия, которое настигает любого агрессора. Пусть и через сорок лет, прошедших между поражением царской России в Русско-японской войне 1904−1905 годов и разгромом советскими войсками в Манчжурии японской Квантунской армии в августе 1945 года.

Кто заинтересован в помещении позорной империалистической бойни в «отечественный» исторический контекст?
Пока «респектабельные» западные лидеры, отсвечивая в отблесках парижского Вечного огня, беспардонно лгут народам и самим себе о причинах кошмара, столетие окончания которого отмечают сегодня, что будто бы война шла за пресловутую свободу-демократию-права-человека, а не за грабеж колоний, передел рынков и прибылей

Сравнивать войну 1812 года и ВОВ довольно странно. Нашествие, продвигающееся одной дорогой и фронт длиной 2 тыс. км. Сабли, пушки и танки с самолетами. Сданная и сожженная Москва, и Москва, которую отстояли. Потерянная половина промышленного потенциала и всего лишь разграбленные сокровища Кремля и дворянских усадеб.

Вы правы в отношении того, что "Любая бюрократия, как партийная, так и беспартийная, и лишенная всякой идеологии, всегда стремиться воспроизводить только сама себя."
Что касается тезиса "Качество «человеческого материала» было как раз, высоким, иначе СССР не выиграл бы войну", то здесь я рассматриваю Ваш тезис в качестве, как минимум, спорного. Почему? В самом деле, Отечественную Войну 1812 года против Наполеона выиграли и БЕЗ Советской Власти и тем более ПАРТИИ.

Возникает законный вопрос: как достиг столь небывалого величия народ, официальная биография которого насчитывает лишь тысячу лет, двести из которых приходится на какое-то иго, а триста на крепостной гнет? «Вот – скажут попы, - что животворящий крест делает!» Но попам верить – веру потерять. Есть иное объяснение – долгая и славная, в тысячи лет история, выковала лучшие черты и качества русского народа, позволяющие ему достичь такого несравненного величия. Но мы о ней ничего не знаем, только догадываемся.

Немецкий порядок против русского «авось». Историческое противостояние, проходящее под веселое хихиканье наших правоверных западников. Великая Отечественная война внесла в него достойную лепту.
Когда смотришь «17 мгновений весны», не сразу понимаешь, чем же так притягателен этот фильм, почему его хочешь пересматривать. А дело в магии немецкого порядка, в его организационном совершенстве. Думаешь: как же можно было победить такую машину?!
Попробуем понять, как.
Военное искусство? Безусловно. Но разве вермахт, за считанные недели завоевавший Европу, владел им в неполной мере? Ни один советский военачальник никогда не принижал мастерства немецких генералов. Мужество, подвиг? Конечно. Это необходимое условие, но недостаточное. Дурную организацию подвигом не спасешь. В 1941 народ убедился в этом. И организация «стала» хорошей.
Мы коснемся лишь нескольких аспектов организационной работы, проведенной государством во время войны.
Россия, которую мы потеряли

На нас пошло первое по экономической мощи государство в Европе, выросшее на щедрых англо-американских кредитах, укрепленное промышленной и кадровой базой завоеванного фашистами континента. Когда поздней осенью 1941 года под Москвой его удалось остановить, страна обнаружила, что лишилась почти половины экономического потенциала. Судите сами.